1 Followers
25 Following
Misericordia

Misericordia

Currently reading

Rules of Vengeance
Christopher Reich
Liberation Day : A Nick Stone Mission
Andy McNab
Boy Nobody
Allen Zadoff
El caballero de la armadura oxidada
Verónica d'Ornellas Radziwill, Robert Fisher
Land of the Infidel
Robert Shea
Limitless
Robert J. Crane
Manual of Psychomagic: The Practice of Shamanic Psychotherapy
Alejandro Jodorowsky
Heart Duel
Robin D. Owens
Noble Intentions: Season Two
L.T. Ryan
Catch Me If You Can: The True Story Of A Real Fake
Stan Redding, Frank W. Abagnale

Семнадцать мгновений весны. Приказано выжить

Семнадцать мгновений весны. Приказано выжить - Yulian Semyonov, Юлиан Семёнов Q:
Неудобно идти без подарка. Даже если мы оба поклонники свободной
любви, без всяких обязательств, и тогда к бывшим дружкам надо идти с
подарком.
Штирлиц заставил себя рассмеяться: он понял, отчего так сказал Мюллер.
Однажды его люди пытались завербовать южноамериканского дипломата; они
показали ему несколько фотографий — дипломат был снят в постели с
белокурой девицей, которую ему подсунули люди Мюллера. «Либо, — сказали
ему, — мы перешлем эти фото вашей жене, либо помогите нам». Дипломат
долго рассматривал фотографии, а потом спросил: «А нельзя ли мне с ней
полежать еще раз? Мы с женой обожаем порнографию». Это было вскоре после
приказа Гиммлера — обращать особое внимание на семейную жизнь немецких
разведчиков. Штирлиц обычно ворчал: «Надо исповедовать свободную любовь
без всяких обязательств, тогда человека невозможно поймать на глупостях».
Когда ему рассказали об этом случае, Штирлиц только присвистнул: «Найдите
мне такую жену, которая любит порнографию, я сразу отдам ей руку и сердце.
Только, по-моему, перуанец вас переиграл: он испугался своей жены до смерти,
но не подал вида и сработал, как актер, а вы ему поверили. Ты бы испугался
своей жены? Конечно! А меня не возьмешь — я боюсь только самого себя, ибо у
меня нет ни перед кем никаких обязательств. Единственное, что плохо, —
некому будет приносить в тюрьму передачи»
(c)
Q:
Борман верил в психотерапию. Он почти никогда не принимал лекарств.
Он раздевался донага, заставлял себя входить в состояние транса и устремлял
заряд воли на больную часть организма. Он вылечивал фолликулярную ангину
за день, простуду переносил на ногах; он умел лечить зависть, переламывать в
себе тоску — никто и не знал, что он с юности был подвержен страшным
приступам ипохондрии. Так же он умел лечить и такую вот, остро
вспыхнувшую в нем, недостойную радость.
(c)